Ликвидация Романа Шухевича

Героизация Романа Шухевича на Украине

Шухевич во время Второй мировой войны

 

Шухевич (второй слева) среди старшин легиона «Нахтигаль»

1939

Осенью 1939 года перебрался в Краков, где действовал центр ОУН. Здесь он выполнял функции референта связи в проводе Украинских Националистов (ОУН) во главе с полковником Андреем Мельником, в частности организовывал нелегальные переходы курьеров в Украину через советско-германскую границу, принимал отчёты от членов ОУН и курьеров, которые прибывали из Украины. В конце 1939 года к нему в Краков приехала жена вместе с сыном Юрием.

В первых числах декабря 1939 года краковское отделение ОУН направляет во Львов курьера с указаниями к подготовке ОУН к вооружённому выступлению. Курьер был перехвачен НКВД, которое сумело захватить ряд руководителей ОУН.

1940

После ликвидации в 1938 году в Роттердаме советским агентом Павлом Судоплатовым руководителя ОУН Евгения Коновальца и раскола ОУН в 1940 году на две фракции — ОУН(м) и ОУН(б) — Шухевич поддержал Бандеру и вошёл в руководство его организации (Революційний Провід ОУН), переключив своё внимание на организацию подпольной сети и подготовку вооружённой борьбы на западноукраинских землях, присоединённых в сентябре 1939 года к СССР. В Кракове абвером были организованы специальные курсы, где наиболее одарённые националисты проходили углублённый курс различных дисциплин — Р. Шухевич и Я. Стецько были среди «экзаменаторов». Переброшенные на территорию УССР члены ОУН-Б собирали информацию о расположении воинских частей и складов РККА, а также подробную информацию о комсоставе РККА. Информация, полученная в августе 1940 НКВД от перехваченного связного ОУН-Б из Кракова сорвала запланированное вооружённое восстание. В ходе мероприятий НКВД против подполья ОУН-Б было захвачено более 2 тысяч винтовок, 43 пулемёта, 600 пистолетов и прочее военное снаряжение и амуниция. ОУН-Б пришлось отозвать раскрытых резидентов на территорию Генерал-губернаторства.

По информации полковника абвера Альфреда Бизанца, в 1940 году Шухевич был инструктором в диверсионно-разведывательной школе абвера в г. Криница (Польша).

Одновременно Шухевич — руководитель военной референтуры Центрального Провода ОУН-Р, позже руководитель краевого Провода ОУН-Р на территории Генерал-губернаторства. Весной 1941 года обучается на высших военных командных курсах для руководителей ОУН-Р, организованных абвером.

1941

Руководители ОУН надеялись, что накануне войны с Советским Союзом Германия окажет им помощь в создании Украинской армии. Но в планы немцев это не входило. Они соглашались только на военное обучение нескольких сотен украинских националистов. В феврале 1941 на встрече командующего сухопутными войсками генерала В. фон Браухича, начальника абвера адмирала Вильгельма Канариса и руководителя ОУН Степана Бандеры была достигнута договорённость об обучении 800 кандидатов на старшин. Как надеялись националисты, эти старшины должны были стать ядром союзной с вермахтом украинской армии. Что по этому поводу думали немцы — установить не так легко, потому что письменного соглашения заключено не было. Но с последующим развитием событий становится очевидным, что речь шла лишь об обычном диверсионном подразделении в составе абвера.

В ходе комплектования военный отдел был разделен на две части. В украинских документах вновь батальоны фигурировали под аббревиатурой ДУН (Дружины украинских националистов), а в документах абвера — под названиями: специальный отдел «Нахтигаль», и организация «Роланд». Шухевич занимает занимает должность заместителя командира «Нахтигаля», где отвечает за политико-идеологическую работу с личным составом и боевую подготовку. Сформулированные для них задания были такими же, как для других спецподразделений абвера: обеспечение свободного передвижения немецких частей по Украине, разоружения разгромленных вермахтом частей Красной армии, охрана эшелонов с пленными и боеприпасами, тогда как руководство ОУН рассчитывало, что они составят ядро будущей украинской армии.

В апреле 1941 года участвует в организации Второго конгресса ОУН(б) и написании документа «Боротьба й діяльність ОУН під час війни», где заявляется о планировании основания тоталитарного государства, используя массовое насилие, принудительное удаление «неукраинского населения» и ликвидацию польских, еврейских и «московитских» активистов.

В ходе операции «Барбаросса» батальон «Нахтигаль», где Шухевич в чине гауптмана (капитана) занимал должность украинского заместителя командира, вместе с немецкими войсками принял участие во вторжении на территорию Украинской ССР, действуя в составе подразделения «Бранденбург 800». 22 июня батальон переправился через реку Сан возле села Воловое, двигаясь в боевых порядках 49-го горно-стрелкового корпуса 17-й немецкой армии группы армий «Юг». Затем батальон прошел форсированным маршем через Яворов — Янов к Львову. 26 июня Красная армия покинула город, который остались прикрывать лишь милиция и подразделения НКВД, однако немецкое командование предпочло не форсировать события. Тем временем прибывшие из города связные сообщили бойцам «Нахтигаля» о том, что в львовских тюрьмах идут массовые расстрелы заключённых. Это сообщение вызвало обеспокоенность у личного состава батальона, и в особенности — у Шухевича, который тут же потребовал от командования ускорить наступление, потому, что в львовской тюрьме Бригидки был заключен его брат Юрий. На основании полученной информации командир батальона самостоятельно принял решение занять город ночью с 29 на 30 июня 1941 года, не дожидаясь подхода основных сил немецкой армии.

Дату вступления «Нахтигаля» во Львов немецкие источники указывает как «ночь 29 июня» — в то время как в различных публикациях послевоенного ОУН датой вступления указывается 30 июня в 4 часа 30 минут. Как бы то ни было, батальон «Нахтигаль» вместе с полком «Бранденбург» вошёл во Львов первым, опередив части вермахта. Они сразу направились к Бригидской тюрьме, однако спасти брата Шухевичу не удалось, так как к тому времени он вместе с другими узниками уже был расстрелян сотрудниками НКВД. Позже батальон захватил стратегические пункты в центре города, включая радиостанцию, откуда был провозглашён Акт восстановления Украинской Государственности. В последующие дни в городе начался погром, жертвами которого стало несколько тысяч поляков и евреев.

С приходом «Нахтигаля» во Львов ОУН(б) 30 июня 1941 года провозгласили создание союзного Великой Германии украинского государства, получившего тут же благословение предстоятеля УГКЦ архиепископа Андрея (Шептицкого), — «Акт провозглашения украинского государства» (Акт проголошення Української Держави). Шухевич был формально назначен заместителем военного министра Украинского государственного правления (Українського державного правління) — правительства самостоятельной Украины во главе с Ярославом Стецько. Однако подобный акт не был поддержан немецким руководством. 3 июля 1941 государственный подсекретарь Генерал-губернаторства Кундт разъяснил Степану Шухевичу (дядя Романа Шухевича), Бандере, и нескольким членам Украинского национального комитета, что для Фюрера «украинских союзников не существует». Через несколько дней Степан Бандера и Ярослав Стецько были направлены в Берлин для дачи разъяснений и прекращения «горячего конфликта» с ОУН(м). В середине сентября 1941 года оба были арестованы а в начале 1942 года помещены в специализированный барак концлагеря Заксенхаузен, где уже находились различные политические фигуры из оккупированных нацистами стран и территорий. Попав в концлагерь, Бандера и Стецько были лишены возможности руководить действиями украинских националистов. Когда же они вышли на свободу в 1944 году, на территории Западной Украины уже давно действовала УПА, созданная без их участия и имевшая своё собственное руководство.

Шухевич лично помогал организовывать создание украинской милиции, которая играла ключевую роль во Львовском погроме в начале июля 1941 года. Согласно данным историка Виталия Масловского батальон «Нахтигаль» принимал участие в массовой карательной акции в отношении населения города — уничтожении по заранее составленным спискам польской и украинской интеллигенции (см., в частности, Убийство львовских профессоров), советских и партийных работников, еврейского населения, обычных людей, сочувствовавших советской власти, членов их семей. Однако, это противоречит исследованиям Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА, созданная 8 мая 1997 года по поручению Президента Украины Леонида Кучмы. По материалам рабочей группы, включающей ведущих историков Института истории Украины, обвинения батальона «Нахтигаль» основаны на якобы сфабрикованных в 1960 году в ГДР и СССР уликах против руководителя батальона Теодора Оберлендера. По данным украинских историков личный состав батальона якобы был отправлен в недельное увольнение. Тем не менее твердо установлен факт, что среди погромщиков были как минимум некоторые служащие батальона «Нахтигаль». Историк Джон-Пол Химка считает, что скорее всего, «Нахтигаль» в целом как подразделение не принимал участия в Львовском погроме и расстрелах, а основным виновником резни была оуновская милиция под руководством Евгения Врецьоны. Примечательно, что до 1959 года обвинения в убийствах бойцам «Нахтигаля» советской стороной не выдвигались. В материалах «Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-нацистских захватчиков» нет ничего не только о «Нахтигале» и Оберлендере, но и практически ничего (за исключением нескольких свидетельств) не сообщается о Львовском погроме начала июля.

После недельного пребывания во Львове Шухевич вместе с батальоном убыл с немецкими войсками далее на Восток. 7 июля он побывал в Тернополе и Гримайлове. Вместе с 1-м батальоном Бранденбургского полка «Нахтигаль» прикрепили к альпийской охранной дивизии. 13 июля 1941 «Нахтигаль», перейдя реку Збруч, оказался на территории Приднепровской Украины и принял участие в боевых действиях против Красной армии, в частности, под Браиловым и Винницей. Украинский историк Иван Патриляк подтверждает убийство ротой батальона «всех встречных» евреев в двух селах Винницкой области.

16 июля 1941 года «Нахтигаль» вошел в Винницу. После двух недель пребывания в городе «Нахтигаль» был отведен в город Юзвин. Там бойцы батальона узнали о присоединении Галичины к генерал-губернаторству Ганса Франка и про создание Рейхскоммисариата «Украина» во главе с Эрихом Кохом. Там же стало известно про аресты Бандеры и Стецько. В сложившейся ситуации Шухевич направил в адрес верховного командования вооружённых сил Вермахта письмо, в котором указал, что в «результате ареста нашего правительства и лидера легион не может больше пребывать под командованием немецкой армии». 13 августа 1941 года «Нахтигаль» получил приказ передислоцироваться в Жмеринку, где на железнодорожном вокзале солдат разоружили (оружие вернули в конце сентября), оставив при этом личное оружие офицерам. После этого под охраной немецкой жандармерии их перевезли в Краков, а затем в Нойхаммер (современный Свентошув в Польше), куда батальон прибыл 27 августа. За время своей короткой истории в батальоне «Нахтигаль» погибли 39 солдат и были ранены 40.

В октябре 1941 года большинство служащих батальона «Нахтигаль» вступили в 201-й батальон шуцманшафта, из 300 оставшихся служащих отказались вступать в шуцманшафт только 15 человек. Практически все участники батальона были членами ОУН. В батальон также были отобраны Шухевичем 60 человек из советских военнопленных. После подготовки в Германии батальон в феврале-марте 1942 года был переброшен в Белоруссию для борьбы с партизанами (подробнее см. статью Украинский коллаборационизм во Второй мировой войне).

1942

Шухевич занимал должность заместителя командира в 201-м охранном батальоне (Schutzmannschaft Battalion 201). Батальон находился в подчинении обергруппенфюрера СС Эриха фон дем Баха.

Личный состав батальона был одет в немецкую полицейскую униформу, без каких-либо национальных символов. Украинские офицеры первоначально не имели погон, но впоследствии приказом Эриха фон дем Баха они были присвоены офицерскому составу. Батальон нес охрану дорог и мостов в районе Могилев — Витебск — Лепель.

Весной-осенью 1942 года батальон принимал участие в акциях против партизан на территории Белоруссии. Первая потеря личного состава произошла 1 мая: унтеркорпорал первого взвода первой роты Виюк подорвался на мине, пытаясь снять красный флаг, вывешенный советскими партизанами недалеко от штаба батальона. Наиболее крупные столкновения с партизанами произошли 16 июня (потери составили два человека), 20 июня, 25 июля (потери — 3 человека) и 19 августа. 29 сентября на дороге Лепель-Ушачи севернее деревни Жары 1-я рота совместно с немецким подразделением уничтожила из засады колонну советских партизан, потеряв при этом двух человек. После боя Моха приказал отвезти раненых в Лепель. Для сопровождения был выделен взвод Кашубинского. Южнее Жар колонна попала в засаду, организованную партизанами из сводного отряда бригад Ф. Ф. Дубровского и Н. М. Никитина и была полностью уничтожена. Потери составили 22 человека украинского личного состава и 7 — немецкого.

Одним из последних сообщений о действиях батальона в Белоруссии стал отчёт о бое 3 ноября 1942 года в 20 км от Лепеля.

За 9 месяцев пребывания в Белоруссии, по собственным данным, «Украинский легион» (201-охранный батальон) уничтожил более 2000 советских партизан, потеряв 49 человек убитыми и 40 — ранеными.

Евгений Побегущий утверждал в своих мемуарах то, что белорусы хорошо относились к 201-му охранному батальону. Подобное же отношение отмечал и другой член ДУН Теодор Крочак.

Однако белорусские исследователи несогласны с подобными свидетельствами. Так, Сергей Ёрш утверждал, что деятельность Романа Шухевича в качестве офицера 201 полицейского батальона, вызывала недовольство не только советского руководства, но и белорусских националистов. Одна из групп БНП приговорила Шухевича к смерти за якобы совершенные им расправы над мирным населением и даже организовала на него покушение. Но Шухевичу удалось спастись. Тем не менее предпринимались определённые попытки установления контактов между ОУН и представителями белорусского национального подполья (сторонниками Винцента Гадлевского). Возможно, летом 1942 года даже состоялась встреча Шухевича с лидерами БНП. Однако каких-либо конкретных результатов эти контакты, очевидно, не дали.

В июле 1942 года сотрудниками гестапо в Киеве при попытке задержания был застрелен краевой проводник ОУН на Восточных украинских землях Дмитрий Мирон (Орлик). В ноябре двое военнослужащих 201 батальона — командир роты Василий Сидор и командир взвода Юлиан Ковальский, взяв краткосрочные отпуска, приедут в Киев, где в качестве мести выследят и застрелят на улицах города причастных к убийству Мирона—«Орлика» двух агентов гитлеровской СД.

К ноябрю 1942 года из батальона дезертировало много служащих. В конце 1942 года весь личный состав батальона отказался продлить контракт на службу в германской армии, в связи с чем он был разоружён, расформирован и отправлен обратно в Генерал-губернаторство. М. Лебедь позже заявлял, что в конце 1942 года он предлагал Шухевичу перебросить батальон на Волынь и Полесье для борьбы против немцев и советских партизан, Шухевич ответил, что подумает об этом.

В июле 2017 года Служба безопасности Украины опубликовала документы о жизни и деятельности Романа Шухевича. Большая часть обнародованных материалов — протокол допроса жены Шухевича, Натальи Романовны Шухевич-Березинской, состоявшегося 20 июля 1945 года в городе Дрогобыч. В ходе допроса она заявила, что в 1942 году получала продукты питания на себя и детей, как семья военнослужащего немецкой армии, спустя 6 месяцев из-за ухода Шухевича из немецкой армии снабжение прекратилось. Также Наталья рассказала на допросе о том, что по её личному ходатайству через местные немецкие власти она получила 3000 польских злотых для воспитания детей. Это было в конце 1942 или в начале 1943 года.

1943

В январе 1943 года 201-му батальону шуцманшафта было приказано вернуться во Львов. После года службы все его бойцы отказались продолжать службу. Рядовых уволили со службы, а офицеров арестовало гестапо и держало в заключении в тюрьме на Лонцкого до апреля 1943. Шухевич, зная, что его тоже арестуют, сбегает из под стражи ещё во время конвоирования. Перейдя на нелегальное положение, он перебрался на Волынь и вскоре связался с членами Провода ОУН (Б). Из-за ареста немцами Дмитрия Грицая, Шухевич вместо него вошёл в состав Провода ОУН в качестве референта по военным вопросам.

Победа Красной Армии под Сталинградом в начале 1943 года обозначила перспективу военного поражения Германии, а на территории Полесья и Волыни значительно возросла активность красных партизан и руководство ОУН (Б) пришло к выводу, что оно может потерять влияние в регионах.

17—23 февраля 1943 года в с. Тернобежье Олевского района Львовской области была созвана III конференция ОУН, на которой, несмотря на возражения Николая Лебедя, руководившего организацией после ареста Степана Бандеры, было принято решение об активизации деятельности и начале вооружённой борьбы. Этот шаг имел такие цели: а) «оторвать от влияния Москвы те элементы украинского народа, которые ищут защиту от угрозы со стороны немецкого оккупанта; б) демаскировать московский большевизм, который свои империалистические намерения и далее угнетать Украину прикрывает лозунгами защиты украинского народа и других угнетенных народов от немецкого оккупанта; в) добыть для украинского народа и для национально-освободительной борьбы независимую позицию на внешнеполитической арене».

Одним из организаторов конференции стал Михаил Степаняк (руководитель ОУН на Западноукраинских Землях). Он, будучи убеждённым в близком поражении Третьего Рейха, предложил начать восстание против немцев и выбить их из Украины до прихода Красной армии. После удачного антигерманского восстания, по его мнению, попытки Советского Союза завоевать эти земли выглядели бы в глазах западных союзников как империализм. Для поднятия восстания необходимо было объединение всех украинских сил, поэтому Степаняк выступал за объединение всех западноукраинских политических сил и создание многопартийного правительства. Его предложения были поддержаны Проводом, но так и не были воплощены в реальность как раз из-за противодействия Шухевича, который указал в качестве главных противников советских партизан и поляков. Немцы же — второстепенные враги. Шухевич подверг критике позицию Василия Кука, который поддерживал точку зрения Степаняка о всеукраинском вооружённом восстании против немцев, в том числе и в Галичине.

В то же время некоторые вооруженные подразделения ОУН-Б переходят к активной борьбе с немцами. Руководитель ОУН в Ровно Сергей Качинский («Остап»), ставший ещё в июле 1941 г. командиром созданного «Первого куреня Украинского войска им. Холодного Яра» и командир первой роты УПА Григорий Перегиняк («Долбежка», «Коробка») погибли в боях с немцами в конце зимы 1943 года. На третьей конференции ОУН(б) было окончательно решено приступить к созданию полноценной военной структуры и определены основные враги украинского освободительного движения — нацисты, поляки и советские партизаны.

В лесах на момент проведения III конференции ОУН-Б уже активно действовали отряды Тараса Боровца. Они не подчиняются ОУН(б), потому что не желают участвовать в массовых убийствах поляков. Отношения Боровца с ОУН (б) характеризовались переходом от нейтралитета и сотрудничества на региональном уровне в открытой вражды и вооруженного конфликта. В соответствии с решениями 3-й конференции ОУН (б) в течение почти 3-х месяцев бандеровцы вели переговоры об объединении усилий в совместной борьбе. Учитывая популярность войсковых подразделений УПА на Волыни и Полесье бандеровцы свои вооруженные формирования назвали также Украинской повстанческой армией, хотя изначально планировали назвать Украинской освободительной армией. Однако именно после того, как Провод ОУН (б) возглавил Роман Шухевич, переговоры прекратились.

Ряды УПА в период с 20 марта по 15 апреля 1943 года пополнило от 4 до 6 тысяч членов «украинской» полиции, персонал которой в 1941—1942 годах был активно задействован в уничтожении евреев и советских граждан. Практически сразу вооружённые формирования ОУН(б) начали активные действия против мелких отрядов советских партизан и сёл с этническим польским населением.

Антигерманский фронт УПА, возникший в начале 1943 г. и просуществовавший до середины 1944 г., не получил приоритетного значения в стратегии повстанческого движения, имел временный характер и по мнению украинских историков сводил боевые действия повстанческой армии против германских войск к формам «самообороны народа», трактуя нацистов как временных оккупантов Украины. Главной целью антинемецких действий ставился не их разгром, а недопущение немецких нападений на территорию, контролируемую УПА. Тем не менее, УПА осуществила сотни нападений на полицейские участки, обозы и склады вермахта, главным образом с целью захвата оружия, снаряжения и продовольствия, а взятые националистами в плен немецкие солдаты чаще всего отпускались на волю, но при этом у них отбиралось вооружение и униформа. В целом, вооружённые акции УПА на антигерманском фронте не повлияли на ход борьбы между Германией и Советским Союзом и не сыграли заметной роли в освобождении территории Украины от немецких оккупантов. ОУН и УПА не удалось предотвратить вывоз около 500 тыс. украинского населения западных областей на каторжную работу в Третий рейх, им также не удалось воспрепятствовать «хозяйственному грабежу народа» нацистами.

Весной 1943 года бывшие служащие батальона составили костяк СБ ОУН(б). Службе безопасности принадлежала особая роль в уничтожении врагов ОУН и украинской государственности. Начиная с октября 1943 г. СБ на Волыни подчинялась Военному штабу Главного командования УПА. Главной единицей СБ был район. Районный руководитель СБ сам решал, кто является врагом. При этом его действия были практически никому не подконтрольны. Члены СБ часто совмещали свои посты по линии СБ с постами в ОУН и УПА

13 апреля 1943 года в ОУН(б) произошёл внутренний переворот, в результате которого Шухевич занял должность политического руководителя ОУН(б), сместив ранее занимавшего этот пост Николая Лебедя. Одной из причин недовольства части оуновского актива проводником Лебедем, было недовольство его «авторитаризмом», тем, что он малое внимание уделял к идеям и работе оуновских лидеров на местах. Ему вменяли в вину диктаторские замашки, ограничение свободы членов региональных проводников. Высшей властью стало Бюро Провода, во главе с Зиновием Матлой, Дмитрием Майивским и Романом Шухевичем. Его создание можно было бы расценить как шаг от вождизма в сторону демократизации ОУН, если бы не дальнейшее развитие событий, когда Шухевич сосредоточит в своих руках три важнейших поста — главы ОУН, командующего УПА и секретаря УГВР. Шухевич также снял с поста краевого проводника ОУН на ЗУЗ Михила Степаняка, бывшего сторонника Николая Лебедя (оба они выступали противниками вооруженных акций против польского населения). Его сменил Василь Охримович («Филипп», «Грузин», «Кузьма»).

28 апреля 1943 немцы начали формирование 14-й гренадерской дивизии СС «Галичина» из галицийских добровольцев дистрикта Галиция Генерал-губернаторства. По утверждению украинского эмигрантского историка Владимира Косика, ОУН-Б выступала против создания дивизии и вела агитацию против неё. Однако, как показывают более пристальные исследования и воспоминания самих членов дивизии, дело обстояло сложнее. В ОУН были разные мнения относительно дивизии. Именно Шухевич и часть руководства выступали за то, чтобы националисты шли служить в дивизию для получения военной подготовки. Другие же, включая проводы ПЗУЗ (Северо-западные украинские земли) и ПУЗ (южные украинские земли), выступали против. В результате было принято компромиссное решение: публично ОУН осуждала дивизию, но для получения военной подготовки и влияния в дивизии проводила туда свои кадры. Позднее УПА формировала свои ряды из дезертировавших членов дивизии.

Летом 1943 года в связи с рейдом на территорию Галиции советских партизан под руководством Сидора Ковпака, Шухевич поручил своему бывшему сослуживцу по батальону «Нахтигаль» и 201-му шуцманшафт-батальону — Александру Луцкому для борьбы с ними создать на территории Галиции и, главным образом, в Карпатах, так называемую «УНС» — украинскую народную самооборону. По предложению Шухевича, Луцкий также взял на себя руководство Станиславским и Стрыйским Проводами ОУН. Первые бои УНС против партизан Ковпака начались в начале августа 1943. Александр Луцкий рассказал на допросе в НКВД, что «фактически отряды УНС свое задание по ликвидации советских партизанских отрядов Ковпака не выполнили. После нескольких вооруженных столкновений куреня „Черные черти“ с отдельными отрядами Ковпака в Прикарпатье, которые особых положительных результатов не дали, командный состав УНС, ссылаясь на слабую военную подготовку личного состава, в дальнейшем избегал встреч с отрядами Ковпака».

В конце июня 1943 Шухевич выдал распоряжение о переподчинении всех вооружённых отрядов украинских националистов ОУН-Б. С этого момента УПА перешла к насильственному поглощению или уничтожению отрядов «оппортунистов» (ОУН(м)) и «атаманчиков» (УПА Бульбы-Боровца). 7 июля 1943 года войска УПА-Север под командованием Ивана Климишина провели в Кременецкой области разоружение военных отрядов ОУН-М, во главе с Николаем Недзведзким («Хреном»). Взятые в плен командиры мельниковских отрядов частично уничтожались Службой безопасности ОУН-УПА (СБ), некоторые пополнили ряды УПА, уцелевшие подразделения стали основой для образованного немцами на Волыни 31-го охранного батальона SD. На август 1943 приходится пик активных действий бандеровской УПА против УПА Бульбы-Боровца, в результате чего были убиты несколько её командиров и захвачена жена Бульбы-Боровца (которая после пыток СБ ОУН(б) была также убита). К концу сентября 1943 УПА Бульбы-Боровца фактически перешла в подполье. По мнению советских историков, действия бандеровской УПА против УПА Бульбы-Боровца были обусловлены соглашением между ОУН(б) и немецкими спецслужбами.

Шухевич принял активное участие в подготовке III Чрезвычайного Сбора ОУН, который в августе 1943 года принял новую политическую платформу «двухфронтовой» борьбы ОУН(б) и УПА против «Империализма Берлина и Москвы». Шухевич на Сборе был избран председателем Бюро Провода ОУН. На съезде националисты поняли неизбежность поражения Германии. Но собственные силы они явно переоценивали. На съезде столкнулись два мнения: Николай Лебедь и Михаил Степаняк полагали, что СССР выйдет из войны настолько сильным, что любое восстание приведет лишь к массовой гибели украинцев, поэтому националистам надо думать о политической борьбе из эмиграции. Шухевич же считал считал, что УПА способна на успешное восстание на всей украинской территории и даже за её пределами. Как пишет на основании архивных документов польский историк Гжегож Мотыка, «Шухевич и его единомышленники глубоко верили в то, что Красная армия придет на западноукраинские земли ослабленной и обескровленной. Именно тогда можно будет с помощью рейдов партизанских соединений привести к взрыву целого ряда народных восстаний, которые уничтожат СССР. Эта концепция была очерчена походом на Хельсинки… Было желание дойти до Кавказа». Как утверждает украинский историк Владимир Дзьобак: «Даже после чрезвычайного съезда. Шухевич не мог решиться на открытую борьбу против немцев. Очевидно, он психологически не был готов бороться с недавними союзниками — профессиональную подготовку Шухевич получил у немцев, вместе с ними участвовал в боях».

Шухевич по данным ряда польских историков является одним из организаторов Волынской резни. Косвенно это подтверждает тот факт, что на Третьем Съезде Михаил Степаняк и Николай Лебедь осуждали Дмитрия Клячкивского, которого польские историки считают главным виновником резни. Но тогда именно Шухевич и ещё ряд командиров УПА поддержали Клячкивского, аргументируя тем, что именно УПА — основной инструмент в борьбе за украинское государство.

Осенью 1943 года была проведена І Конференция ОУН после ІІІ Съезда. На конференции Шухевич предложил выступить против немцев, чтобы дать возможность бойцам УПА закалить себя в бою, а уже потом начать выступление против Красной Армии.

В октябре 1943 года он с инспекторской поездкой посетил Волынь, где, принял участие в Конференции порабощенных народов востока Европы и Азии (21-22 ноября 1943) в селе Будераж Здолбуновского района Ровненской области. В течение декабря 1943 и января 1944 совместно с Главным войсковым штабом УПА совершил ряд организационных и оперативных мероприятий по совершенствованию структуры и органов управления повстанческими формированиями, объединения Украинской народной самообороны Галичины с УПА на Волыни в единую структуру.

 
Роман Шухевич (слева) и краевой проводник ОУН Львовщины Осип Дьяков

1944

27 января 1944 года Шухевич назначен командующим УПА. Пост главнокомандующего УПА он сохранил до самой своей гибели. В начале 1944 года по инициативе Шухевича был создан «Главный Военный штаб УПА».

Под руководством Шухевича УПА взяла курс на максимальное сворачивание наступательных действий против немцев и начала копить свои силы на борьбу против СССР, это позволило местным руководителям повстанческой армии и руководителям низовых структур ОУН наладить связи с представителями немецкой оккупационной администрации и командирами частей вермахта. С конца 1943 г. начальники немецких разведорганов в оккупированной Украине в своих рапортах ссылаются на то, что ими «установлен контакт с Романом Шухевичем через посредников». В частности, сохранился в архивах документ, из которого следует, что Шухевич обращался к немцам с предложением «вооружить за немецкий счёт отряды УПА в Галиции и перебросить их за линию фронта». Немцы эту инициативу Шухевича отклонили. В то же время во приказу Шухевича был расстрелян по обвинению в переговорах с немецким командованием куренной командир военного округа «Туров» УПА-Север Порфирий Антонюк («Сосенко»), бывший член руководства «мельниковцев». О переговорах Антонюка стало известно советским партизанам, материалы об этих контактах появились в советской прессе. С осени в немецких военных школах организовывались курсы, которые должны были в течение двух-трёх месяцев подготовить специальные разведывательно-диверсионные отряды из украинских националистов и немцев. Их должны были выбрасывать с парашютом за линию фронта на территорию Западной Украины, где диверсантам рекомендовалось наладить связь и сотрудничество с УПА, и организовать самостоятельные повстанческие отряды. Помимо этого немцы создали специальную команду абвера (ею руководил капитан Витцель — «Кирн»), которая поддерживала контакты с украинским национально-освободительным движением. Для детального выяснения возможностей дальнейшей сотрудничестве 27 декабря с Кракова в расположение Главного командования УПА самолётом переброшена специальная группа в составе Витцеля, Юрия Лопатинского, Дмитрия Чижевского и Ивана Гриньоха. Во время встречи с Шухевичем ему передали 5 миллионов рублей, которые предназначались для финансирования антисоветской борьбы ОУН и УПА.

В начале 1944 года УПА втянулись в первые боевые действия против Красной Армии на Волыни и Полесье. Большинство лобовых столкновений с советскими войсками заканчивались для небольших отрядов УПА не в их пользу. В феврале-августе 1944 года в условиях передвижения линии советско-германского фронта с востока на запад Шухевич отдал приказ: «…не проявлять никакой активности, с войсками в столкновения не вступать, сохранять и продолжать готовить кадры, создавать диверсионно-террористические группы для последующей борьбы с Советской властью» и тем самым обеспечил сохранение основных сил УПА (25-30 тыс. человек). В августе 1944 года, после того как войска Красной армии вступили на территорию Венгрии, Румынии и Польши, активные действия УПА вновь возобновились. С конца лета 1944 года УПА перерезает советские коммуникации, грабит и сжигает военные склады на территории Западной Украины. Всего в 1944 году повстанцы совершили 134 диверсии на железных дорогах, взорвали 13 и сожгли 15 железнодорожных и 12 шоссейных мостов, в 1-м полугодии 1945—212 диверсий на железных дорогах, шоссе, линиях связи.

В марте 1944 Шухевич выдвинул предложение по организации подготовительной комиссии Провода ОУН, итогом работы которой стал 1-й Большой сбор Украинского главного освободительного совета (УГВР; 11-15 июля 1944). На этом собрании под псевдонимом «Лозовський» выступил с докладом, принял участие в дискуссиях, был избран председателем Генерального секретариата УГВР — Временного правительства воюющей Украины — и генеральным секретарем войсковых дел. УГВР пытался наладить контакты с западными союзниками, в частности через Швейцарию с политическими кругами Великобритании.

Шухевич негативно относился к созданию на Волыни и Полесье Народно-Освободительной Революционной Организации (НВРО), которая могла быть альтернативой ОУН. Идею замены ОУН другой политической организацией ещё в 1943 г. неоднократно поднимал Михаил Степаняк. Именно по его инициативе 17-18 июля 1944 в лесу возле села Дермань, Здолбуновского района Ровенской области состоялась конференция, в которой приняли участие Дмитрий Клячкивский, Василий Кук и группа деятелей ОУН с ПЗУЗ. Однако НВРО не было суждено просуществовать долго. Михаил Степаняк был захвачен с частью сподвижников советскими органами во время корректировки материалов НВРО.

Накануне восстановления советской власти на территории Западной Украины Шухевич впервые попал в поле зрения советских спецслужб. В проекте письма первого секретаря ЦК КП(б) Украины Никиты Хрущева «О положении в Ровенской и Волынской областях УССР» (март 1944) на имя Сталина о проекте постановления Государственного комитета обороны СССР о «Специальные меры по западным областям Украины» отмечалось, что «общее руководство бандами осуществляет заместитель Степана Бандеры — Максим Рубан, а военное (командир УПА) — Клим Савур (настоящая фамилия Шухевич — сын львовского адвоката)», впрочем отдельное разыскное дело на Шухевича завели только в 1945 году, а до конца 1944 года его вообще путали с «Климом Савуром» (Дмитрием Клячкивским).

1945

В начале 1945 года конференция ОУН(б) не рекомендовала С. Бандере возвращаться на украинскую территорию по ряду причин. Фактически Шухевич руководил ОУН(б) и УПА на территориях Западной Украины и Юго-Восточной Польши. С того момента и до своей гибели Шухевич являлся руководителем подполья ОУН(б) на Западной Украине и Юго-Восточной Польше (до его ликвидации в 1950 году).

В связи с окончанием боевых действий на европейской территории Второй мировой войны в мае 1945 обнародовал обращение «Бойцы и командиры Украинской повстанческой армии!», в котором отметил вклад воинов УПА в победу над Германией.



Рейтинг: 0/5 - 0 голосов
Поделиться:
Шухевич во время Второй мировой войны
Комментарии ()