Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /var/www/u1002465/data/www/stopfashizm.ru/core/model/modx/modcachemanager.class.php on line 580
Русская освободительная армия (РОА)
Кем запущен в России «троянский конь» по героизации фашистского палача Нжде?

Представлены доказательства зверств нацистов в крупном концлагере в Крыму

РВИО: НЕТ ЭКСТРЕМИЗМУ!

Добровольческий полк СС «Десна»

Русское освободительное движение

В России признали, что Гарегин Нжде нацистский коллаборант и преступник

Эффект дежавю: Москва наступает на старые грабли

Тень Нжде над Госдумой

Новые идолы неонацистов и удары по России и Православию

Публицист: Памятники коллаборантам — солидаризация с нацизмом

Флаг РОА

1 дивизия РОА

29 гренадерская дивизия СС «РОНА»

30 гренадерская дивизия СС

Батальон Муравьёва

Боевой союз русских националистов

Братство русской правды

Российская фашистская партия

Локотское самоуправление

Бронислав Каминский

1-я русская национальная бригада СС «Дружина»

Хиви

Организация Цеппелин

Русская национальная народная армия (РННА)

Дивизия «Руссланд»

Казачий стан

Бригада Асано

Бригада вспомогательной полиции порядка «Зиглинг»

Добровольческий полк СС «Варяг»

Комитет освобождения народов России

Народная социалистическая партия России

Российский Имперский Союз-Орден

Русская освободительная армия (РОА)

ROA chevron.svg

 

Шеврон РОА

Название вооруженного формирования Комитета освобождения народов России, а также совокупность большинства русских антисоветских частей и подразделений из русских коллаборационистов в составе Вермахта в 1942—1944 гг., преимущественно использовавшихся на уровне отдельных батальонов и рот, и сформированных различными немецкими военными структурами во время Второй мировой войны.

Армией командовал А. А. Власов. С 16 сентября 1944 года после встречи Власова с Гиммлером с санкции немецкой стороны РОА стала позиционироваться как основная движущая сила Русского освободительного движения, направленного на свержение советской власти и восстановление «национального русского государства».

28 января 1945 года РОА получила юридический статус вооружённых сил союзной державы Третьего рейха и её командование в одностороннем порядке заявило о нейтралитете по отношению к США и Великобритании.

Создание РОА

27 декабря 1942 года генерал-лейтенант А. А. Власов и генерал В. Г. Баерский стали авторами «Смоленской декларации», в которой предложили немецкому командованию организовать РОА. Армия была заявлена как воинское формирование, создаваемое для «освобождения России от коммунизма». Исходя из пропагандистских соображений, руководство Третьего Рейха сообщило об этой инициативе в средствах массовой информации, ничего, однако, не предпринимая в организационном плане. С этого момента все солдаты русской национальности в структуре немецкой армии могли считать себя военнослужащими Русской освободительной армии, которая, правда, существовала тогда только на бумаге.

 
Генерал Власов инспектирует солдат РОА
 
Авторы «Смоленской декларации»: Андрей Власов (третий слева), Василий Малышкин (второй слева)

Формирование подразделений РОА началось в 1943 году, они привлекались к несению охранно-полицейской службы и борьбе с партизанами на оккупированной территории СССР.

Согласно положению о добровольцах, изданному 29 апреля 1943 года начальником генерального штаба ОКХ генерал-майором К. Цейтцлером, все добровольцы русской национальности были формально объединены в Русскую освободительную армию. Армия формировалась так же, как и, например, северокавказский батальон особого назначения «Бергманн», Грузинский легион вермахта, — в основном из советских военнопленных или из числа эмигрантов. Первым подразделением сформированным непосредственно как часть РОА, стала сформированная весной 1943 года первая гвардейская бригада РОА, расформированная осенью того же года. 1-я дивизия РОА была сформирована 23 ноября 1944 года, чуть позже были созданы другие соединения, а в начале 1945 года в состав РОА были включены иные коллаборационистские формирования.

Начальником штаба был назначен генерал Ф. И. Трухин, его заместителем — генерал В. Г. Баерский (Боярский), начальником оперативного отдела штаба — полковник А. Г. Нерянин, начальником отдела боевой подготовки — генерал-майор В. Г. Арцезо. В число руководителей РОА входили также генералы В. Ф. Малышкин, Д. Е. Закутный, И. А. Благовещенский, бывший бригадный комиссар Г. Н. Жиленков. Чин генерала РОА имел бывший майор Красной армии и полковник вермахта И. Н. Кононов. В походных церквях РОА служили некоторые священники из русской эмиграции, в том числе священники А. Н. Киселёв и Д. В. Константинов. Одним из авторов ряда программных документов власовского движения был журналист М. А. Зыков.

Многое для создания РОА сделал служивший в германской армии капитан В. К. Штрик-Штрикфельдт.

Хотя среди руководства РОА были и бывшие генералы гражданской войны в России из Белого движения, между бывшими советскими пленными (видевшими будущее России с советских позиций) и белыми эмигрантами существовали серьёзные разногласия и «белые» постепенно были вытеснены из руководства РОА. Большинство из них служило в других, не связанных с РОА русских добровольческих формированиях (лишь в последние дни войны присоединённых к РОА) — Русском корпусе, бригаде генерала А. В. Туркула в Австрии, 1-й Русской национальной армии, полку «Варяг» полковника М. А. Семёнова, отдельном полку полковника Кржижановского, а также в казачьих соединениях (15-й Казачий кавалерийский корпус и Казачий стан).

Практическое создание РОА началось только после учреждения Комитета освобождения народов России (КОНР), который был образован в Праге 14 ноября 1944 года. Комитет, равнозначный правительству в эмиграции, учредил Вооружённые силы Комитета освобождения народов России (ВС КОНР), которыми и стала РОА. Она обладала собственным командованием и всеми родами войск, включая небольшие военно-воздушные силы. Генерал Власов как председатель Комитета стал одновременно и главнокомандующим Вооружёнными силами, которые в итоге стали представлять собой де-юре независимую русскую национальную армию, связанную с Третьим рейхом только союзными отношениями. Финансировалась РОА министерством финансов Третьего рейха. Деньги выдавались как кредит, возмещаемый «по мере возможности», и в бюджет Третьего рейха не входили.

На момент создания Комитета освобождения народов России, главной целью Андрея Власова и его окружения было стать как можно более сильным в военном отношении, чтобы после крушения Германии, которое, по его расчётам, должно было произойти в конце 1945 года, выступить в неизбежном, как он полагал, конфликте западных держав с Советским Союзом в качестве «третьей силы» и попытаться осуществить свои политические задачи с помощью Великобритании и США. 28 января 1945 года РОА получила юридический статус вооружённых сил союзной державы Третьего рейха и её командование в одностороннем порядке заявило о нейтралитете по отношению к США и Великобритании. 2 марта 1945 года бойцы РОА обзавелись на правом рукаве личным нарукавным знаком, а на шапке — кокардой Русской освободительной армии.

Пропагандистская работа

Специальные структуры РОА вели активную информационную и психологическую войну в пользу Гитлера на территориях, оккупированных Германией, в концлагерях для советских военнопленных, на заводах, где трудились угнанные советские граждане, а также в войсках и тылу противника.

Как отмечал бывший белогвардейский генерал А. И. Деникин, «в ведении генерала Власова находились курсы пропагандистов, офицерские и унтер-офицерские школы, под немецким контролем, конечно, и выпуск нескольких посредственных листков и газеток противобольшевицкого и про-немецкого направления» (сохранено правописание автора). По оценке А. И. Деникина, немцы не придавали большого значения этой печати в плане будущего устройства России. Они использовали власовскую пропаганду лишь «в качестве идеологического прикрытия для набора пушечного мяса».

Например, в русскоязычной газете РОА «Доброволец» (выпуск № 49 (117) от 18 июня 1944 г.), ответственным редактором которой был генерал-лейтенант РОА Г.Жиленков, в редакционном комментарии «Борцы за родину» констатировалось:

«Условия борьбы против большевизма и его „союзников“ привели к необходимости перебросить часть войск РОА на Запад. Теперь, с начавшейся высадкой англо-американцев, каждый из нас убедился, что эта мера была вполне оправданной и проведена предусмотрительно.

Боевые действия в Италии и Нормандии показали, что русские добровольческие части и на Западе бьются не хуже, чем бились на Востоке. Это происходит потому, что добровольцы ясно представляют цели борьбы и понимают условия, в которых протекает борьба. […] Наши части, находящиеся сейчас на освобожденной от большевиков территории, видят, что борьба на Западе так же важна, как и на Востоке, что от исхода ее будет зависеть исход нашей борьбы и полная победа над врагом. Боевые действия наших частей, находящихся на передовой или в прифронтовой полосе и ведущих борьбу со сталинскими партизанами, принимают все более и более характер общенародной борьбы против иудо-большивизма». […] Ради нее бьются рука об руку с немцами и другими народами Европы добровольцы РОА на Западе и на Востоке".

В другой публикации этого же выпуска «Доброволец» под заголовком «В боях за свободу Европы русские добровольцы мужественно борются с англо-американскими пособниками большивизма» отмечалось:

«Военные корреспонденты немецких газет, находящиеся в районе боев с англо-американской армией вторжения, много строк посвящают нашим добровольцам, борющимся плечом к плечу с немецкими солдатами за свободу Европы, против плутократии и большевизма».

В репортаже немецкого корреспондента Антона Клааса, размещенном в упомянутом выпуске «Доброволец», обращалось внимание на ожесточенные бои подразделений РОА против англо-американского десанта:

«В районе северо-восточнее Карантана один добровольческий батальон сдерживал ожесточенный натиск противника до тех пор, пока ему не удалось, понеся значительные потери, пробиться к двум немецким полкам и занять вместе с ними новые позиции».

Заметное место в пропагандистских материалах РОА отводилось антисемитизму.

Один из активных пропагандистов РОА Н.Давиденков в газете «Заря» от 22 августа 1943 года по итогам своих встреч и выступлений в оккупированной немцами Франции писал:

«В Марселе выстрелом из-за угла убиты один за другим два тамошних начальника французской милиции, в Лионе раскрыта тайная организация шпионов и диверсантов, среди которых половина оказалась евреями. […] Мне представилась эта страна, освобожденная от непрерывного страха перед террористическими британскими бомбами, очищенная от иудейской заразы, рождающая снова Викторов Гюго, Бальзаков и Пастеров».

В статье «Восточные рабочие в борьбе за свободу Европы» от 18 июня 1944 года, перепечатанной редакцией «Добровольца» из немецкой газеты «Ангриф», рассказывалось о собрании работников, состоявшемся на одном из военно-промышленных предприятий под Берлином:

«Зал был заполнен русскими и украинскими рабочими. Директор завода в своей речи сказал, что вторжение является попыткой западных держав оказать содействие победе большевизма в Европе и желанием выдать все народы материка в вечное рабство Кремлю. Восточные работники и работницы в своих выступлениях выразили полную готовность отдать теперь, больше чем когда-либо, все свои силы на производство оружия для всей Европы, желая этим способствовать одержанию победы над всемирным плутократо-большевистским заговором, руководимым евреями. […] В своих высказываниях восточные рабочие подчеркнули, что за последнее время военные события склоняются решающим образом в пользу победы Германии и Европы».

Боевые действия

Действия против советских войск

«Боевое крещение» Русской освободительной армии состоялось 9 февраля 1945 года. Ударная группа полковника И. К. Сахарова в составе трех взводов, сформированная из добровольцев батальона охраны, учебного лагеря Дабендорф и юнкерской роты, совместно с немецкими войсками принимала участие в боях с 230-й стрелковой дивизией РККА, которая заняла оборону в районе Одера около населенных пунктов Нойлевин, Карлсбизе и Керстенбрух. В результате боя командование 9-й армии смогло вечером 9 февраля доложить группе армий о занятии Нойлевина, южной части Карлсбизе и Керстенбруха после «ожесточенных штурмовых боев с врагом, который стойко и упорно держался в сильно укрепленных зданиях». Действия РОА были высоко оценены немецким командованием. 7 марта 1945 г. рейхсминистр Йозеф Геббельс в своем дневнике отметил «выдающиеся достижения отрядов генерала Власова». Успех под Вриценом заставил снова обратиться к мысли об использовании боевой мощи РОА для укрепления Восточного фронта, на котором положение было особенно угрожающим. 9 февраля 1945 года Гиммлер сообщал Гитлеру: «В настоящее время я буду больше применять эти русские подразделения». С этой целью в группу армий «Висла» были переброшены из Мюнзингена 10-й и 11-й истребительно-противотанковые дивизионы из состава 1-й дивизии РОА.

 
Солдаты Русской освободительной армии, 1944

20 марта, на фоне февральских успехов, перед РОА была поставлена задача захватить и оборудовать в качестве опорного пункта плацдарм на восточном берегу Папенвассера между Кепицем и Штепеницем и обеспечить проход судов по Одеру у выхода в штеттинский порт. 13 апреля 1945 года началась реализация плана — 1-я пехотная дивизия РОА начала боевые действия против РККА на плацдарме «Эрленгоф», в районе действия немецкой 9-й армии. Авиационную поддержку наступления осуществляли эскадрильи ночных бомбардировщиков ВВС РОА. После мощной артподготовки и авиаударов 2-й и 3-й полки атаковали позиции 119-го укрепрайона советской 33-й армии южнее Фюрстенберга. Атака 3-го полка с юга после упорного боя, перешедшего в рукопашную схватку, была отбита к середине дня с большими потерями для наступающих. После короткой передышки атака была повторена, но вновь захлебнулась. Подразделения отошли на исходные позиции. Более успешными были действия 2-го полка, атаковавшего плацдарм с севера при поддержке 12 танков и нескольких самоходных орудий. Здесь удалось продвинуться на 500 м, овладеть первой линией окопов и продержаться на ней до следующего дня. Потери убитыми составили 370 человек.

По окончании ведения боёв, 1-я дивизия РОА была переведена из группы армий «Висла» в группу армий «Центр». Согласно распоряжению ОКХ которому его дивизия передавалась в подчинение немецкой 275-й пехотной дивизии (5-й армейский корпус, 4-я танковая армия) и на неё возлагалась задача оборудования тыловых промежуточных позиций сразу за линией обороны немецкой дивизии. Командир дивизии Буняченко приказал отвести дивизию в тыл, откуда она двинулась в сторону Чехии.

Действия против Третьего рейха

28 марта 1945 года, на последнем заседании президиума КОНР в Карлсбаде было принято решение стянуть все части РОА в одном пункте в районе Альп и там соединиться с 15-м Казачьим кавалерийским корпусом ВС КОНР, который вошёл в состав Русской освободительной армии. Руководители РОА надеялись таким образом продемонстрировать силу и мощность армии и привлечь политический интерес западных держав, которые пока относились к власовской армии весьма прохладно. На случай, если бы в обозримом будущем не произошло ожидаемого разрыва союзнической коалиции, предполагалось присоединиться к отрядам четников бывшего военного министра югославского королевского правительства в изгнании Дражи Михайловича и продолжать борьбу в горах Балкан до изменения общей обстановки. Обсуждался в КОНР также и весьма авантюрный с виду план — пробиться к Украинской повстанческой армии, которая до сих пор представляла собой значительную силу в тылу у советской армии. Впоследствии, осознав неизбежное поражение Германии, руководство РОА в последних числах апреля 1945 года приняло решение выйти из подчинения германского командования и пробиваться на Запад с целью сдачи в плен англо-американским войскам. Части РОА начали постепенно передислоцироваться туда, но в это время 1-й дивизии представилась возможность, не предусмотренная первоначальным планом, — присоединиться к национальному чешскому восстанию. В начале мая 1-я дивизия РОА совместно с чешскими партизанами приняла участие в Пражском восстании против Германии, фактически освободив Прагу ещё до подхода Красной армии.

Прекращение существования

 
Могила 187 безымянных бойцов РОА и генералов РОА В. Боярского и М. Шаповалова на Ольшанском кладбище в Праге

Согласно некоторым источникам, после занятия Праги советскими войсками раненые власовцы, числом до двухсот человек, оставленные в пражских госпиталях, были убиты прямо на больничных койках, а всего в Праге и её окрестностях было расстреляно без суда и следствия около 600 военнослужащих РОА. С мая по август 1945 года около 60 солдат и офицеров разведывательного дивизиона 1-й дивизии ВС КОНР под командованием Георгия Чавчавадзе ещё продолжали вести диверсионно-партизанскую борьбу с советскими войсками в горах Словакии и Галиции.

В соответствии с решениями Ялтинской конференции, после окончания боевых действий в Европе примерно 2/3 членов РОА, из числа оказавшихся в зоне оккупации союзников СССР, было передано советским властям. Некоторой части власовцев удалось избежать выдачи СССР и спастись в странах Запада. В СССР офицерскому кадру власовской армии было назначено суровое наказание, значительное число было казнено.

Власов был арестован СМЕРШем 12 мая, начальник его штаба генерал Трухин — 15 мая. Генералы Жиленков, Малышкин, Буняченко и Мальцев добрались до расположения американских войск, но были переданы СССР. Изначально планировался публичный процесс в московском Доме Союзов. Но министр госбезопасности В. С. Абакумов и председатель Военной коллегии Верховного суда В. В. Ульрих обратились к Сталину с просьбой заслушать дело в закрытом судебном заседании «в связи с возможностью изложения подсудимыми на открытом процессе антисоветских взглядов, которые объективно могут совпадать с настроениями определенной части населения».

1 августа 1946 года генералы Власов, Трухин, Жиленков, Малышкин, Буняченко и Мальцев были повешены во дворе Бутырской тюрьмы.



Рейтинг: 0/5 - 0 голосов
Поделиться:
Русская освободительная армия (РОА)
Комментарии ()