Команда Арайса

Документы о В.Арайсе

Палачи — Еккельн и Арайс

Органы военной контрразведки с первых дней войны не только внимательно следили за деятельностью прибалтийских националистов, вставших сразу же после оккупации Латвии на путь вооруженной борьбы против Советской власти, Красной Армии и евреев, но и всячески противодействовали вместе с партизанами их преступным поползновениям. Красно-бело-красные знамена и такой же расцветки нарукавные повязки латышских легионеров мелькали в карательных операциях на территории Прибалтики, Белоруссии и Украины.

По данным российских архивов, против советских партизан, мирных граждан, военнопленных Красной Армии действовало 27 латвийских батальонов. В Румбульском лесу руками карателей-латышей были уничтожены около 38 тысяч человек. Латвийские легионеры действовали не только в Латвии. Так, в 1942 году карателями 2-й латвийской бригады СС были сожжены деревня Федоровка Чудского района Новгородской области и село Осино. Ими же проводились массовые поджоги и расстрелы в населенных пунктах Лубницы, Осец, Кречно в 60 км северо-западнее Новгорода, а также в лагере для военнопленных в Красном Селе под Ленинградом. В массовых расстрелах и поджогах участвовал личный состав 19-й латышской дивизии СС, которым за период с 18 декабря 1943 года по 2 апреля 1944 года было уничтожено 23 деревни и расстреляно более 1300 человек. На Украине каратели 22-го Даугавпипсского полицейского батальона безжалостно действовали в районах Житомира и Луцка; 23-го Гауйского полицейского батальона — в районах Днепропетровска и Керчи; 25-го Аравского — в районах Коростеня и Овруча, а 28-го Бартского — в районе Кривого Рога.

Еще до образования эсэсовских частей в Латвии в 1941 году солдаты 21-го латышского полицейского батальона расстреливали лиепайских евреев в Шкедских дюнах, а каратели из 18-го латышского полицейского батальона «прославились» массовыми казнями евреев в городе Слоним на территории Белоруссии.

Оставили свои следы латышские легионеры и в Польше. По данным немецкого генерала Штропа, они участвовали в операции по уничтожению Варшавского гетто в 1942–1943 годах.

Уже через несколько дней после начала Великой Отечественной войны, а именно 26 июня 1941 года, руководитель СД и Главного управления имперской безопасности обергруппенфюрер СС и генерал полиции Рейнхард Гейдрих направил всем командирам «айнзатцгрупп» директиву. В ней предписывалось «не препятствовать устремлениям по самоочищению со стороны антикоммунистических и антиеврейских кругов на оккупированных территориях».

Пресса тут же поддержала «великое начинание арийцев». Латышская газета «Тевия» от 11 июля 1941 года писала: «Еврейские грехи очень тяжелы: они хотели уничтожить нашу нацию, и поэтому они должны погибнуть как культурная нация».

Тот, кто писал эти строки, наверное, хорошо знал взгляды Гитлера по этому вопросу, сказавшего однажды, что «чем решительнее будет расправа с евреями, тем быстрее будет устранена опасность большевизма. Еврей — это катализатор, воспламеняющий горючие вещества. Народ, среди которого нет евреев, вернется к естественному миропорядку…»

Вскоре появляются «лесные братья» — отряды самообороны, а 10 февраля 1943 года, когда фашистам стало невмоготу от второй подряд холодной зимы и проигранных горячих сражений за Москву и Сталинград, фюpep подписывает приказ о создании Латышского добровольческого легиона СС.

Для оказания ему помощи в Ригу направляется в качестве руководителя рейхскомиссариата Остланд титулованный нацист обергруппенфюрер СС и генерал полиции Фридрих Еккельн, отличавшийся особой жестокостью.

Так, по собранным сотрудниками УКР СМЕРШ 2-го Прибалтийского фронта данным, к моменту вступления в Прибалтику советских войск в ней осталось лишь около 1,6 % довоенного еврейства, а к началу декабря 1941 года, согласно отчету СС — айнзацгруппы «А», в Латвии было уничтожено уже более 35 ООО евреев. А за всю войну из более чем 80 ООО латвийских евреев уцелело только 162 человека. Массовое этническое уничтожение проводилось как немецкой администрацией, так и ее сатрапами из местного населения.

Одним из местных палачей был некий Виктор Арайс — юрист по профессии, сколотивший так называемую свою полицейскую команду, помогавшую нацистам в борьбе с партизанами, евреями и просоветскими элементами.

К моменту вступления гитлеровцев в Ригу 1 июля 1941 года «команда Арайса» захватила оставленное здание управления НКВД и таким образом заявила о себе как о реальной силе. Немцы оценили «поступок» некогда лояльного советской власти юриста и реорганизовали его команду в «латышскую вспомогательную полицию безопасности». Оправдывая оказанное доверие, эта банда во главе с Арайсом 4 июля сожгла заживо в рижской Большой хоральной синагоге около полутысячи евреев.

Этот зверь во плоти убивал, вешал, насиловал. После расстрелов бандиты «премировались» вещами казненных, прочим местным жителям эти вещи запрещалось брать под угрозой расстрела. В некоторые дни, оказывая помощь фашистам, они расстреливали до 2000 человек, то есть практически на пределе физических возможностей палачей.

В уже упоминаемой рижской газете «Тевия» появилась статья под заголовком: «Борьба против жидовства», в которой говорилось: «Наконец пришло время, когда почти все нации Европы научились распознавать своего общего врага — жида. Почти все народы Европы начали войну против этого врага как на полях сражений, так и в деле внутреннего строительства. И для нас, латышей, пришел этот миг…»

Вскоре после этой публикации националисты из «команды Арайса», выслуживаясь перед немцами, 8 декабря 1941 года провели расстрел детей, находившихся в одной из местных больниц, под предлогом того, что большинство из них были евреями…

Следует заметить, что армейские чекисты не только устанавливали дислокацию разведывательных органов противника и их спецшкол, внедряя туда свою агентуру, но и собирали данные о злодеяниях германских оккупантов и местных фашистов.

Начальник Управления военной контрразведки СМЕРШ 2-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенант Н.И. Железников лично инструктировал оперативный состав о необходимости проведения этой работы.

24 августа 1944 года он предложил подготовиться и провести операцию по захвату рижского разведывательного отдела северной армейской группировки противника «Абверштелле-Остланд». 13 октября эта операция была успешно осуществлена группой, возглавляемой капитаном СМЕРШа Михаилом Андреевичем Поспеловым. Подробности этой операции описаны в моей книге «СМЕРШ в бою».

В ходе захвата документации этого «осиного гнезда» удалось получить не только данные о вражеской агентуре на территории Риги и Латвии в целом, но и пролить свет на факты в организации террора и массовых убийств местного населения. Они легли в основу обвинения фашистских генералов на Рижском уголовном процессе в 1946 году.

? ? ?

Рейхскомиссару земель Остланд Еккельну принадлежали слова из изданного за его подписью приказа:

«…Пленных комиссаров после короткого допроса направлять мне для подробного допроса через начальника СД моего штаба. С женщинами-агентами или евреями, которые пошли на службу к Советам, обращаться надлежащим образом».

«Подробный допрос» и «обращение надлежащим образом» означало одно — истязания, пытки и в конечном счете расстрел или повешение. Кровавый список преступлений на советской земле Еккельн и его подручные открыли в начале декабря 1941 года в Румбульском лесу около Риги. Тогда при участии команды Арайса было уничтожено около 25 тысяч евреев.

В 1942 году Гиммлер вызвал Еккельна в Летцен (Восточная Пруссия) и потребовал от него активизировать работу в Саласпилсском концлагере, располагавшемся в 20 км от Риги.

— Надо очистить Прибалтику от низшей расы — литовцев. После окончательной победы национал-социализма необходимо будет германизировать тех латышей и эстонцев, которые хорошо проявят себя на работе в пользу Германии. Всех остальных использовать на работах в рейхе. Освободившееся пространство заполним немцами. Что касается русских — это отсталая, некультурная, нисколько не способная руководить большим государством низшая раса. От евреев надо очистить Прибалтику, уничтожив их всех до единого. В Сапаспилсский лагерь будем свозить выловленных евреев из европейских стран. Как вы думаете решить проблему их утилизации? — неожиданно спросил Гиммлер.

— Самый эффективный метод ликвидации человеческой массы — расстрел, а для острастки живых — повешение.

— А что намереваетесь делать с детьми? Я знаю, там у вас целый детский сад, — ощерился рейхсфюрер СС.

— Да, детей много, мы их отделяем от матерей, и они живут в отдельном бараке… Тесноты не будет, — цинично улыбнулся Фридрих.

— Желаю удачи, действуйте, — завершил шеф СС. — Не забывайте о партизанах. Их надо полностью вытравить из лесов. Хайль Гитлер!

И уже в феврале — апреле 1943 года Еккельн руководил проведением крупной карательной антипартизанской операции «Зимнее волшебство» на севере Белоруссии. В ходе этого кровавого действа латышские, литовские и украинские коллаборационисты расстреляли и сожгли несколько тысяч мирных жителей и более десяти тысяч были вывезены на работу в Германию.

Саласпилсский лагерь площадью около тридцати гектаров был обнесен тремя рядами колючей проволоки. Узники размещались в бараках по 400–500 человек. Существовали детские бараки, в том числе для грудных, санитарный барак, где умерщвляли больных и раненых.

Дело в том, что, когда изможденные люди с больными и замученными детьми прибывали в лагерь, ребят тут же забирали у матерей и поселяли их в детский барак, предварительно заставляли помыться холодной водой. Естественно, тут же начинали свирепствовать простудные заболевания. В бараках было холодно. Никакой медицинской помощи не оказывалось, поэтому дети находились в состоянии маленьких животных, лишенных даже примитивного ухода. Немецкая охрана ежедневно выносила в корзинах трупики детей, погибших мучительной смертью. Их сбрасывали в выгребные ямы, сжигали на кострах или закапывали в лесу близ концлагеря.

Однако каждый день в барак приходили нацистские врачи и отбирали молодую кровь у несчастных ребят для подпитки «живительным эликсиром» солдат вермахта. Тут же с ними проводили разного рода биологические «лечебные» эксперименты.

В Саласпилсском лагере было уничтожено более 100 000 человек, в том числе фашисты и их латышские приспешники замордовали около 35 000 ни в чем не повинных детей разных национальностей.

? ? ?

Банда Арайса разрасталась. Вскоре она была поделена на роты. Немцы теперь стали разрешать им выезжать «на гастроли» с карательными акциями в Белоруссию и Россию. От рук арайсовцев в общей сложности погибло около 26 ООО евреев. «Заслуги» Арайса по достоинству оценил Берлин. В 1942 году Гиммлер присвоил ему звание штурмбаннфюрера СС, а в июле 1943 года он был награжден крестом «За боевые заслуги» с мечами, ни разу не побывав на фронте. Вояжи команды Арайса в восточные земли Польши и северо-западные районы Белоруссии и России сопровождались трупами расстрелянных, повешенных, изнасилованных, сожженных в домах и живьем закопанных местных граждан. В одном из белорусских сел Арайс, ворвавшись в избу, заметил плачущего младенца. Он выдернул его из колыбели и, схватив его ножки, разорвал пополам…

Даже нацисты уступали в жестокости банде Арайса. Среди своих земляков он тоже отметился казнями отлавливаемых дезертиров и уклонистов. Бандиты бахвалились: «Там, где команда Арайса побывала, трава не растет». Сотрудник команды Арайса — Эриньш кичился тем, что лично расстрелял 2500 человек.

Вечером 30 ноября 1943 года они вместе с сотрудниками полиции охраны и порядка немецких войск СС посетили еврейское гетто. Они врывались в квартиры, стаскивали людей с кроватей и тут же расстреливали, детей кололи штыками. Всего за «ночь острых штыков» было убито более 700 человек.

Интересная деталь — никто, и даже из членов команды Арайса или сотрудников полиции и порядка, не имел права без разрешения коменданта посещать гетто. Квартиры убитых евреев стояли открытыми с мебелью, бельем и одеждой. Несмотря на запрещение, латышские легионеры и арайсовцы ночами неоднократно пробирались сквозь проволочные заграждения и грабили квартиры. Иногда дело доходило до вооруженных конфликтов между немецкими часовыми и грабителями. Скоро жены полицейских стали ходить по улицам Риги в чужой одежде.

Часть награбленного имущества, которым брезговали немцы, свозилась на сборный пункт — во дворец бывшего латвийского президента доктора Карлиса Ульманиса, где оно охранялось латышскими полицейскими как фондовый материал.

? ? ?

Большинство из этих материалов были получены военными контрразведчиками УКР СМЕРШ 2-го Прибалтийского фронта, руководимого генерал-лейтенантом Железниковым, ставшим через двадцать лет моим начальником факультета в Высшей школе КГБ при СМ СССР.

Что же дополнительно собрали армейские чекисты?

Были систематизированы способы убийства в Саласпилсском концлагере — страшные и мучительные:

— нанесение смертельных травм тупыми твердыми предметами;

— голод и инфекционные заболевания;

— отравление больных детей и взрослых мышьяком;

— впрыскивание различных веществ — в основном детям;

— доведение до шокового состояния в ходе проведения операций без обезболивания, в том числе ампутации конечностей;

— частое выкачивание у детей крови вплоть до наступления смерти;

— применение огнестрельного оружия и массовые расстрелы;

— пытки;

— смерть от рваных ран, нанесенных собаками охраны, которых натравливали на узников;

— тяжелый бесполезный труд, в виде переноса земли с места на место, сопровождаемый побоями;

— изнуряющий физический труд, дополнительно сопровождаемый взятием крови, доводимый до обморока;

— казнь через повешение;

— смерть в душегубках — специальных газовых камерах, установленных в автомашинах;

— закапывание заживо в землю;

— убийство путем раздробления голов прикладами — способ, прямо предписанный инструкцией по лагерю для убийства детей «в целях экономии боеприпасов»;

— с матерями-узницами в лагере дети находились недолго. Немцы выгоняли всех из бараков и отбирали детей. От горя некоторые матери сходили с ума. Детей в возрасте до шести лет собирали в отдельном бараке, где не заботились о лечении заболевших корью, а усугубляли болезнь купанием, после чего дети умирали за 2–3 дня.

Победу в Риге и Латвии принесли воины 1-го и 2-го Прибалтийских фронтов. Собранные военными контрразведчиками — как оперативниками, так и следователями СМЕРШа фронтов — сведения о злодеяниях немецких и латышских фашистов в Латвии легли на стол военного трибунала Прибалтийского военного округа.

Согласно «Акту об истреблении детей в Саласпилсском лагере» от 5 мая 1945 года, среди методов «трудового воспитания» практиковалось наказание ударами дубинками по спине: «За удовлетворительную работу раз в неделю наказывали десятью ударами по голой спине, за плохую — десятью ударами ежедневно. Оценка «очень плохо» означала смерть через повешение.

Пока люди не были слишком истощены, редко бывали даже телесные наказания. Понемногу положение менялось. Тяжелая работа, сильные морозы, плохая одежда, голод брали свое. Скоро многие заключенные едва держались на ногах, шли на работу, шатаясь.

Вытаскивая бревна из воды, люди падали и там же оставались. Их безжалостно пристреливали.

Комендант лагеря Краузе занимался следующими развлечениями: когда у него было плохое настроение, он садился на окно своего кабинета и стрелял в проходивших заключенных. Так в 1944 году им были застрелены заключенная Реут и многие другие, в том числе Тоня Федорова из Москвы…»

В лагере смерти Саласпилс только в период с 18 мая 1942 года по 19 мая 1943 года мученической смертью погибли около трех тысяч детей в возрасте до пяти лет. Тела их были сожжены и захоронены на старом гарнизонном кладбище недалеко от лагеря. Большинство детей подвергались выкачиванию крови.

На судебном следствии Еккельн, давая показания, признал: «В Саласпилсский концлагерь прибывало по два-три эшелона с евреями каждую неделю. По мере поступления эти партии ликвидировались. Так беспрерывно продолжалось с декабря 1941-го по середину 1942 года. В каждом эшелоне насчитывалось не менее тысячи человек. Я предполагаю, что всего нами было расстреляно до восьмидесяти семи тысяч евреев, прибывших в Саласпилсский лагерь из других стран».

В начале 1946 года военный трибунал Прибалтийского военного округа рассмотрел дело 7 представителей немецких вооруженных сил — генералов Еккельна, Руфа, фон Монтетона, Киппера, Вертера, Павела и полковника Бекинга. За совершенные злодеяния против человечности, глумление над мирным населением и особую жестокость суд всех семерых фашистов приговорил к высшей мере наказания — повешению. Рижские газеты того времени опубликовали, что 3 февраля 1946 года приговор был приведен в исполнение.

Что же касается судьбы другого палача — Арайса, то он еще до момента капитуляции Германии сумел пробраться в американскую зону оккупации, где осел под фамилией жены как участник войны. Некоторое время проживал в США после того, как 1 сентября 1950 года Вашингтон заявил, что более не считает латышских эсэсовцев военными преступниками и не будет их преследовать. Несмотря на это, ряд подручных «команды Арайса» были разысканы израильскими спецслужбами в Латинской Америке, арестованы и казнены. Палача напугала настойчивость Тель-Авива, и он перебрался в ФРГ. Вскоре он был и там установлен. После неоднократных требований представителей СССР и Израиля власти ФРГ 10 июля 1975 года все-таки арестовали бандита и он предстал перед судом. На суде своей вины он не признал и в содеянном не раскаялся. Однако под тяжестью улик был приговорен к пожизненному заключению и умер в тюрьме Кассау.

Несмотря на окончание войны, армейским чекистам СМЕРШа, территориальным органам ГБ и милиционерам приходилось воевать с открытым «вторым потайным фронтом» недобитых приверженцев гитлеризма, выпестованных на идеях махрового национализма. Именно в первые послевоенные месяцы в ходе агентурно-опера-тивных мероприятий на территории Латвии было обнаружено 38 тайных складов с оружием и боеприпасами. Из этих мест хранения изъято:

— 38 пулеметов;

— 101 автомат;

— 6 минометов;

— 357 мин;

— 2750 гранат, а также большое количество винтовок, пистолетов и боеприпасов.

В Прибалтике еще долго стреляло необнаруженное оружие непойманных «лесных братьев».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.



Рейтинг: 0/5 - 0 голосов
Поделиться:
Палачи — Еккельн и Арайс
Комментарии ()